1. Оксана


    Дата: 29.08.2019, Категории: По принуждению, Экзекуция, Автор: Петр, источник: Limona

    бритвой два надреза, которые я даже не почувствовал. На дно белой ванны закапала кровь из разрезов. - Яйца! - хихикнула она и вытащила на свет божий два окровавленных овальных органа, свесившихся на семенных канатиках прямо из разрезанной мошонки. Каждый из канатиков Оксана, закусив язык, перевязала хирургической нитью, сделала узелок, а потом прошептала: - Добро пожаловать в мои евнухи. И два взмаха приготовленного острого ножика решили судьбу моих яиц. Я даже вскрикнул, ибо испытал острую резь в животе, а потом увидел на дне ванны, у ног Оксаны, мои маленькие яички в луже крови, накапавшей из моей мошонки. Я подрагивал ногами, живот болел, а кастраторша разглядывала отрезанные шарики, эти жертвенные яички, взяв их потом в руку и промыв под струей льющейся теплой воды. Она смотрела на них с восхищением и даже благоговением, разглядывая каждую выпуклость и прожилку, затем перевела взгляд на мою пустую сморщинную мошонку и обвисший мягкий член. - Сдох твой хуй, да? Пипка вон болтается. Кое-как она вымыла и зашила мошонку, после чего я отправился отлеживаться. Яйца мои заняли предназначенное им место в баночке, а буквально через пару дней мое холощение закончилось отрезанием уже безжизненного члена, который после удаления яиц приобрел совершенную мягкость и даже некоторую синеватость. Оксана перевязала у основания мой хуй, обезболила его, положила на разделочную доску и поставила нож, а сама спросила: - Ты мне даришь свой член? - Да, забирайте его, госпожа - пролепетал я. А ...
    дальше несколько движений рукой - и вот я уже полный скопец. Измоего съежившегося члена вытекает кровь, а Оксана тем временем деловито обрабатывает мне место отрезания. Я смотрю на движения её рук, и чувствую головокружение. Доска лежит на стиральной машине, забрызганной кровью. Вместо хуя у меня плотная повязка из бинтов. Между ног у меня такое же ватное онемение как после удаления зуба у стоматолога, только вместо зуба мне выдернули член. Оксана помогает мне дойти до дивана, а я потом лежу в полудреме, слыша, как она шебуршится в ванной. Когда я очнусь, она мне, смеясь, покажет мой член, лежащий вместе с яйцами в плотно закрытой банке со спиртом. Надеюсь, они там не испортятся. "Если начнут портиться - засушу", говорит Оксана. Она мне что-то рассказывает про мешочки, в которых хранились высушенные гениталии евнухов, а я разглядываю её груди с большими сосками. В голове крутится только одна мысль: "У меня нет члена: У меня нет члена: " И яиц тоже: В мошонке у меня пусто, поэтому созерцание грудей не приводит к привычному возбуждению между ног. Оксана замечает, куда я смотрю, и трясет сиськами - Нравится, да? А потом сжимает мне сморщенную маленькую мошонку своей мягкой теплой ладонью. Я закрываю глаза и погружаюсь в сон: Сейчас, два месяца спустя, когда всё уже давно зажило, мой мешочек стал ещё меньше. Я мою Оксану в ванной, пока она стоит, положив руки на стенку и закрыв глаза. Мои ладони проникают во все складки её тела, в воздухе разлит аромат бананового геля, который она ...